Марьянник дубравный — мистический символ Воды и Огня

Как часто мы тратим много времени на поиски какой-нибудь броской и пахучей экзотики, чтобы переливалась радугой и пестрела на солнце! И как мало внимания обращаем на скромные полевые цветы, растущие по обочинам и оврагам. Они нам кажутся обычными, неинтересными, вездесущими. Их не касалась рука заботливого агронома или пытливого селекционера. Но ведь и у самого незатейливого растения есть своя история!

И вот наш герой — марьянник дубравный, или иван-да-марья (Melampyrum nemorosum — технический перевод). Ну что тут рассказывать, подумают многие, — его даже дети знают! Но так ли далека наша осведомленность? Давайте разбираться!

Итак, это однолетнее травянистое растение обширного семейства норичниковых (Scrophulariaceae). Распространено по всей Средней России. Стебель прямой, до 50 см в высоту, большей частью ветвистый, коротко опушенный белыми волосками, особенно в верхней части. Листья супротивные, ланцетные, остроконечные, цельнокрайние или верхние при основании вырезанные, сидячие или на коротких черешках.

Корни у марьянника слабые и уходят неглубоко, но если к ним внимательно присмотреться, то обнаруживается интересная особенность — а именно корневые присоски! Да, дорогие читатели, наш любимый цветок оказался склонным к паразитизму! Впрочем, в семействе норичниковых это довольно обычная ситуация.

Конечно, марьянник не потерял способность к фотосинтезу, о чем свидетельствует зеленый цвет его листьев, но он с удовольствием присасывается к другим растениям и забирает из них воду и питательные вещества. Поэтому настоящим паразитом его все же назвать нельзя, он типичный полупаразит Такова его двойственная природа.

Марьянник не привязан к конкретному хозяину, он одинаково легко прикрепляется как к корням деревьев — ивам, орешнику, ольхе, ели, так и к однолетникам вроде пастушьей сумки. Под пологом леса он присасывается как медунице, сныти, копытню, чем, кстати, может существенно подавлять развитие последних. Правда, такое сообщество живет недолго. После гибели ослабленных растений-хозяев гибнет и наш герой. Да, марьянник полон противоречий!

Но вот чем это растение выделяется особо, так это ярким контрастом прицветников синих тонов и лимонно-желтых цветков. Во время цветения марьянник очень декоративен и регулярно привлекает внимание живописцев и поэтов, однако, будучи собранным в букеты, подобно мимолетной красоте, быстро увядает.

Цветки марьянника крупные, пазушные, обращенные в одну сторону, собранные в колосовидные или кистевидные соцветия. Венчик трубчатый, двугубый: верхняя губа шлемовидная, сжатая с боков нижняя губа немного превышает верхнюю, оттопыренная, в основании с двумя бугорками. Чашечка трубчато-колокольчатая, четырехзубчатая. Если в исследовательском порыве мы раскроем цветок, то внутри обнаружим четыре тычинки, прикрепленные в верхней части трубки, и один длинный пестик. Цветки обильно выделяют нектар, так что марьянник заслуженно считается хорошим медоносом.

Плод — продолговатая коробочка, вскрывающаяся двумя створками. Высыпающиеся семена служат хорошим кормом для лесной дичи, а также активно собираются муравьями. Дело в том, что они очень похожи на муравьиные куколки и легко обманывают незадачливых насекомых. Муравьи, принимая семена за свое потомство, утаскивают их в муравейник, где они и прорастают, окруженные заботой, но не совсем бесплатно. Семена снабжены питательными мясистыми придатками, которые очень любят эти насекомые.

Народных названий у нашего героя предостаточно: иван-да-марья, иванец, Иванова трава, брат с сестрой, двуцветник, желтяница (встречается в некоторых медицинских технических текстах), золотушная трава, огнецвет и прочие. Но самое распространенное, наверное, все-таки первое. Откуда же оно пошло? Есть много сказаний на эту тему, но самые известные, пожалуй, следующие.

Жили брат с сестрою, Иван и Марья, на берегу озера. И как-то раз заманили Марью русалки, чтобы она досталась в жены водяному. Сильно горевал Иван, обнаружив сестрины башмачки на берегу, а потом собрался с духом, да и спас ее, одолев коварного водяного полынь-травой.

Другая легенда посвящена символике запретной любви. Она гласит, что судьба разлучила в детстве брата Ваню с сестрой Машенькой. Спустя годы они выросли и, встретившись, полюбили друг друга и поженились. Но, даже узнав о своем родстве, они не смогли справиться со своей страстью и не захотели расставаться. Тогда боги сжалились над ними и обратили в прекрасный цветок.

Вообще, марьянник прочно связан со славянской мифологией. Он являлся важнейшим символом праздника летнего солнцестояния, отмечаемого в ночь на Ивана Купалу. Сочетание желтого и синего цветов обозначало огонь и воду, широко используемые во время праздника. А само растение представлялось в качестве звена, соединяющего людей и с богами, и между собой. Сакральные браки, заключенные на Купалу, считались нерушимыми, даже если совершались без ведома родителей. Новобрачные, взявшись за руки, прыгали через костер, а затем совершали ритуальное омовение. А залогом неразрывной связи был цветок, в котором желтый цвет соотносился с мужским, а синий — с женским началом. Та же символика присутствовала в обрядах скатывания в воду подожженного колеса от телеги и сжигания в костре куклы, обряженной в синее платье.

И вот, встретив такое удивительное растение, мы просто проходим мимо! Поэтому в следующий раз, увидев его, задумайтесь, что даже в самых обыденных цветках могут скрываться чудесные тайны.

Назад Вперед