Земное притяжение

Из малюсеньких черенков выросли пышные двухметровые золотистые туи и даже два кипарисовика. А ведь еще недавно я обматывала их на зиму лутрасилом и накрывала картонными коробками… Удивительно приятно ощущать себя творцом, пусть даже и в масштабе десяти соток!

Начало

Двадцать лет назад у нас с мужем роди­лась нетривиальная по тем временам (а по мнению родственников, и вовсе безум­ная) идея – обменять квартиру в Москве на дом в Подмосковье. Тогда сады из филь­мов про мисс Марпл еще казались прекрас­ной и недосягаемой сказкой, однако зерна, посеянные картинками из жизни английской деревни, дали всходы. Невзирая на скепсис со стороны окружающих, мы занялись поисками и нашли недостроенный, но пригодный для жилья коттедж с пустым участком в де­сять соток, куда и переехали вместе с моими родителями. Так я обрела, наконец, кусочек земной поверхности, на котором могла тво­рить все, что хочу.

От прежних хозяев остались две отлич­ные груши, несколько кустов крупной смо­родины и уличный туалет, который мы при­способили под сарайчик. Рельеф участка меня приятно удивил: западный склон с дву­мя террасами, при том, что у соседей все бы­ло ровно. Позже выяснилось, что террасы состоят из глины вперемешку со строительным (и не только) мусором, под которым по­гребен слой плодородной земли.

Но нет худа без добра: к моему удивлению, папа, никог­да в жизни не имевший отношения к земле, взялся выгребать камни, мусор и засевать травой голый глиняный склон около дома, а потом и остальной участок. Не очень хо­чется вспоминать первые годы, думаю, мно­гие начинали так же – главное, что труд­ности нас не остановили. Более того, сын помогал мне, выполняя тяжелую мужскую работу. Сад – это наше совместное творение.

Горка

Раз уж повезло с рельефом, начали с горки – камни со всей округи таскали в рюкзаке. По­садили горную сосну, тую вересковидную, можжевельник горизонтальный и почвопокровные растения из английских семян для рокария. Хвойные постепенно вытесни­ли травянистых соседей. Сейчас горка живет самостоятельно, сама украшает себя как хо­чет – то засеется карпатскими колокольчи­ками, то втихаря физостегию среди можжевельников вырастит…

Вверх – вниз

Верхнюю часть участка, где уже росли две груши, засадили плодовыми деревьями: решили, что здесь будет тенистый сад с ку­стами чубушника и место для посиделок. Теперь там и правда тень: стоят качели, стол, здесь мы пьем чай и отмечаем праздники. Эта часть сада отделена от второй террасы дорожкой (она же подпорная стенка). Вто­рая терраса за пятнадцать лет претерпела из­менения: от клубничных грядок через газон до хвойного леса с прогалиной, на которой растут карликовые ирисы, прострелы, злаки.

Самая обширная нижняя часть сада – глав­ная жертва моих увлечений разными рас­тениями – все время меняет облик. Сначала это был огород, потом рядом появился пруд, и теснимые со всех сторон посадки овощей сократились до пары коротких грядок с земляникой и зеленью.

Не сад, а лес

За первые годы освоения участка я переса­жала, наверное, все растения, которые появлялись в продаже. Страшно подумать, сколько денег я могла сберечь, если бы сра­зу покупала только те, что подходят нашему климату и условиям моего сада. К счастью, наша ужасная почва понравилась можжевельникам, туям и соснам – они незаметно выросли, и, по выражению соседской бабу­ли, скоро у нас будет не сад, а лес. А пока еще достаточно места занимают травянистые многолетники: ирисы бородатые и сибир­ские, хосты, гейхеры, злаки, флоксы и мои любимцы с давних времен – дельфиниумы.

Есть контакт!

Сад продолжает руководить мной и под­сказывать – я это чувствую. Все мои по­пытки создать японский уголок, настоя­щий альпинарий или клумбу в стиле Пита Удольфа потерпели неудачу, потому что мой сад хочет стать русским дачным под­московным садом. Я наконец поняла это, когда посадила флоксы, гортензии и ро­машки и все они начали бурно расти – сад обрадовался и стал мне помогать. За это мы подарили ему две новые скамейки и запустили в пруд рыбок, а еще посади­ли три новых куста сирени – надеюсь, он остался доволен.

Назад Вперед